Европейский период в карьере Доминика Уилкинса.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Ажиотаж от переезда Уилкинса из «Бостона» в «Панатинаикос» в 1995-м году можно сравнить с эффектом, который в настоящем произвел бы гипотетический переход Кармело Энтони в условный «Анадолу Эфес». В пантеоне баскетбольных богов эти ребята располагаются где-то рядом.

Показатели Уилкинса в НБА: 24,8 очка, 6,7 подборов, 2,5 передачи, 1,3 перехвата, 0,6 блокшота, титул лучшего бомбардира и 7 попаданий в символические сборные сезона.

Показатели Энтони в НБА: 24 очка, 6,5 подборов, 3 передачи, 1 перехват, 0,5 блокшота, титул лучшего бомбардира и 6 попаданий в символические сборные сезона.

Команда, ни разу не выигрывавшая Евролигу и не побеждавшая в национальном чемпионате более десяти лет, выписывает одного из лучших баскетболистов своего поколения.

К моменту переезда в Грецию 35-летний Доминик был девятым в списке лучших бомбардиров в истории НБА, 9-кратным участником Матчей звезд, двукратным победителем конкурса по броскам сверху, чемпионом мира, живой легендой «Атланты» и много кем еще.

Звезды такого масштаба европейский баскетбол еще не видел и, учитывая пропасть в заработке между НБА и остальными лигами, вряд ли увидит в обозримом будущем. Вероятнее всего, этой сделке так и суждено остаться самой громкой, самой дорогой и самой продуктивной в истории взаимоотношений Старого и Нового света.

Зачем это нужно было грекам?

Основатель крупнейшей греческой фармацевтической компании Vianex (ее стоимость оценивается в 1 млрд евро) Павлос Яннакопулос сходил с ума по любимому клубу.

«Я не люблю быстрые машины и не играю в казино. Моя единственная страсть – «Панатинаикос», – говорил он.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

В конце 1970-х бизнесмен пытался купить футбольную команду «Пао», но проиграл выборы другой влиятельной греческой семье – Вардинояннис.

Через десять лет ему представилась возможность стать владельцем баскетбольного клуба, и Павлос ее не упустил. Его приход в «Панатинаикос» совпал с расцветом интереса к баскетболу в стране после победы греческой сборной на Евробаскете-1987. Яннакопулос загорелся идеей сделать свой любимый клуб не только лучшим в стране, но и во всей Европе.

Несмотря на рекорд «Пао» по числу побед в чемпионатах Греции, в 80-е годы в национальном первенстве доминировал «Арис». Дуэт Никоса Галлиса и Панайотиса Яннакиса наводил ужас на всех соперников клуба из Салоников. Яннакопулос не хотел тратить время на врага и решил возглавить его. Вскоре оба греческих баскетболиста оказались в Афинах.

С первых лет в «Панатинаикосе» Павлосу было не очень интересно собирать в клубе лучших европейских баскетболистов и бороться за победу в чемпионате Греции. Бизнесмену хотелось первым в стране взять Евролигу. Так он начал обращать внимание на звезд НБА. Первым на его радар в 1988-м году попал Мэджик Джонсон.

«Я видел вчера вечером по телеку крутого игрока на Матче всех звезд НБА. Мы должны его заполучить. Его, кажется, зовут Мэ… что-то там такое», – говорил Яннакопулос тренеру «Пао» Ричарду Дюкширу.

Дюкшир опешил от слов владельца. Он понимал, что Павлос не разбирается в баскетболе, но не думал, что настолько.

«Чтобы заполучить Мэджика, вам нужно отдать ему ключ от всей вашей бизнес-империи», – ответил американский тренер.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Отказавшись от идеи подписать Джонсона, бизнесмен переключился на цели попроще. Первым известным игроком из вереницы американских звезд «Панатинаикоса» стал 45-й пик драфта-1990 Антонио Дэвис.

Медийный выхлоп от приобретений баскетболистов НБА средней руки не соответствовал амбициям Яннакопулоса. Греку хотелось произвести настоящий взрыв, после которого о его семье заговорили бы по всему миру. Он хотел войти в круг самых влиятельных людей мирового баскетбола, бросив вызов американским функционерам.

Павлос не скрывал, что первым в его списке значился Чарльз Баркли. Во время переговоров тяжелый форвард был дипломатичен и вежливо объяснял бизнесмену, что не хочет тратить ни минуты своего прайма на выступления в Европе.

В 1994-м году после очередной неудачной попытки договориться с Баркли Яннакопулос переключился на 35-летнего ветерана Доминика Уилкинса. Бизнесмен хотел воспользоваться тяжелым разрывом баскетболиста с родной «Атлантой». После 12 лет сотрудничества «Хоукс» совершили унизительный обмен Уилкинса в «Клипперс» на Дэнни Мэннинга. Тогда все уговоры Павлоса не увенчались успехом. Летом легкий форвард подписал трехлетний контракт с «Бостоном».

Управление крупным бизнесом научило Яннакопулоса двум вещам – терпению и умению подстраиваться под изменение ситуации на рынке. Он просчитал возможность возникновения локаута в НБА в 1995-м году и увидел в этом шанс. Когда Доминик перестал получать зарплату в «Бостоне» и не видел перспектив в перестраивающейся франшизе, Павлос сделал баскетболисту предложение, от которого тот не смог отказаться.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Благодаря расторопности владелец «Пао» добился главной цели. Его фамилия не сходила со стартовых страниц и обложек всех крупных американских изданий. В первую очередь Яннакопулос видел в этом неплохую рекламу для бизнеса, а во вторую – возможность впервые выиграть Евролигу, которая после этого трансфера как будто бы и так уже была у него в кармане.

Зачем это было нужно Уилкинсу?

Деньги.

Трудно быть ветераном, когда существует угроза локаута. В новом клубе. В тяжело перестраивающейся франшизе. Перенеся разрыв ахилла (травму, завершившую немало баскетбольных карьер).

Можно долго и нудно перечислять причины, по которым Доминик погнался за деньгами греческого миллионера, но для этого понадобится слишком много места. Если вкратце: он понимал, что в НБА ему уже не выиграть, что его предал клуб, которому он отдал здоровье и 12 лет жизни, что «Бостон» мечтает слить его контракт. Все это позволяло ему с чистой совестью положить на гневные возгласы фанатов.

Уилкинсу уже давно было пофиг на наследие. Легкий форвард смирился со статусом вечно недооцененного. Доминик побеждал Джордана на конкурсе бросков сверху, участвовал в величайшей перестрелке в истории НБА с Лэрри Бердом и был лучшим данкером всех времен, но его по-прежнему игнорировали при составлении всевозможных топов. Он не считал, что переезд в Европу может как-то навредить восприятию его карьеры в глазах потомков. Они все равно оставят «Человека-хайлайта» где-то за рубежом 50 величайших баскетболистов НБА. Тогда зачем же лишать себя легкого заработка?

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Экономика переезда Уилкинса в Европу довольна проста. Контракт с «Бостоном» предполагал, что в первый сезон баскетболист получает 2,8 млн долларов, во второй – 3,5 млн, а в третий – 4,5 млн. На последний год у «Селтикс» была опция команды, но после неудачного дебюта Доминика они не планировали ее активировать. Таким образом, баскетболист находился в подвешенном состоянии. С одной стороны, он не понимал, как долго продлится локаут, а с другой – осознавал, что предстоящий сезон станет для него последним в «Бостоне». 

В такой ситуации предложение «Панатинаикоса» – гарантированные 7 млн долларов за два года – он воспринял, как подарок судьбы. Надо ли говорить, что предложенные греками 3,5 млн в год – самая большая сделка за пределами НБА и самая большая годовая зарплата в жизни Уилкинса. По контракту с «Бостоном» Доминик имел право выкупить свое соглашение. Тем не менее, «кельты» были готовы отпустить его бесплатно, лишь бы сэкономить довольно большую сумму в платежке.

На этот раз лучшего данкера в истории даже не пришлось долго уговаривать. Он сделал пару дежурных звонков товарищам, но для себя все решил сразу.

«Джулиус Ирвинг, Чарльз Баркли и Джо Дюмарс сказали, что я поступаю правильно, – вспоминает Доминик. – На прошлой неделе Чарльз даже намекнул, что может присоединиться ко мне в Европе. Тогда мы гоняли с 20-30 ребятами из НБА на бой Майка Тайсона, и никто не был удивлен новостями о моем переезде в Европу».

Было бы я прав, если сказал бы, что человека, заработавшего в НБА более 21 млн долларов, волновали только деньги? Нет.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Уилкинс родился в 1960-м году в Париже в семье американского летчика и прожил в Европе до шести лет. После того как его родители развелись, он с мамой и бабушкой вернулся в США, но с тех пор его магическим образом тянуло в Старый свет. Возможность пожить и поиграть на другом континенте заводила баскетболиста. Кроме того, Яннакопулос идеально продал Уилкинсу Афины, проехав с ним по самым красивым местам и посетив лучшие рестораны. Доминик воспринял жизнь в Греции как новое и незабываемое приключение.

«Правда в том, что такой занятой бизнесмен, как мистер Яннакопулос, постарался найти для меня время. Это сильно подкупило, – говорит Уилкинс. – Изначально у меня пробегали мысли: «Хорошо, хорошо, но я ведь не сумасшедший, чтобы играть в Европе». Но когда я впервые посетил Грецию, я осознал, насколько тут красиво. Я с первого взгляда влюбился в Афины. «Почему бы и нет. Давайте попробуем», – пронеслось у меня в голове».

Помимо огромной зарплаты, звезда НБА получала в Греции и другие привилегии – четырехэтажную мраморную виллу на его выбор, обслуживающий персонал (горничные, повара, садовники и так далее), две спортивные машины и оплату клубом всех греческих налогов.

Уилкинс поставил свою подпись в контракте рядом с фамилией, вернулся в США, забрал семью, захватил вещи и полетел в Грецию за новыми впечатлениями.

«За те несколько дней, что я провел в Афинах, благодаря заботе мистера Яннакопулоса я почувствовал себя членом королевской семьи, – рассказывает «Человек-хайлайт». – Он показал мне те места, о которых я читал в книжках по истории. Вместе мы посетили Парфенон. Это было невероятное время. С нашим владельцем для меня были открыты все двери. Я почувствовал, что он формирует наследие «Панатинаикоса», мечтает выиграть Евролигу и готов сделать все для достижения цели».

К чему привело сотрудничество Уилкинса и «Пао»?

Веселое приключение довольно скоро обратилось для Доминика в кошмар, но поначалу все было волшебно.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Когда баскетболист прилетел в Афины, в аэропорту его встретили 5 тысяч фанатов «Панатинаикоса». Уилкинс был шокирован таким приемом. Ему пришлось продираться сквозь живой коридор. Приезд звезды НБА в прямом эфире транслировали два крупнейших греческих телеканала. Для лимузина Доминика подготовили специальный кортеж из 50 полицейских машин и мотоциклов. Первым делом его вместе с семьей отвезли на огромную виллу около моря.

Презентация Уилкинса также вызвала беспрецедентный ажиотаж. Ее посетило более 13 тысяч зрителей.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

«Когда мы впервые услышали слухи о его переходе в наш клуб, то сначала не поверили им, – говорил один из фанатов. – Но теперь мы уверены, что великий Уилкинс приведет нас к победе в Евролиге».

Приезд звезды НБА обрадовал далеко не всех.

Перед началом нового сезона Яннакопулос нанял лучшего тренера Европы, трехкратного победителя Евролиги Божидара Мальковича. Владелец «Пао» дал ему три дня, чтобы тот решил – хочет ли он видеть в клубе Уилкинса или нет. На самом же деле сделка уже была завершена, а президент обратился к специалисту исключительно из вежливости. В разговорах с друзьями Малькович признавался, что изначально не хотел работать со звездным баскетболистом, но ему не оставили выбора. 

Все команды серба славились непроходимой защитой, тягучей манерой игры и железной дисциплиной. Он требовал максимальной самоотдачи в тренировочном процессе и нагружал подопечных физикой. Его кредо звучало так: «Люди обвиняют меня в отсутствии зрелищности, но я всегда отвечаю им: «Лучше я выиграю 51:50, чем проиграю 124:128».

К тому же Малькович терпеть не мог НБА.

«На 30 клубов НБА приходится 40 по-настоящему стоящих игроков, – говорил он. – Остальные – второстепенные герои, ролевики, которых держат только для контраста с выдающимися баскетболистами. Я не уверен, что эти парни способны ярко выступать на уровне Евролиги. Регулярка НБА – это прогулка по парку без должных скоростей и защиты. Любому матчу НБА я предпочел бы встречу «Цибона» – «Панатинаикос».

Божидар воспринимал Уилкинса как заезжего гастролера, не способного работать так усердно, как того требует его тренерская система. На первой же тренировке специалист поймал испуганный взгляд Доминика. Американец с недоверием поглядывал из-за конструкции кольца на те беговые упражнения, которые выполняют партнеры.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

«Доминик никогда раньше не работал в Европе, и никогда не тренировался с таким усердием, – говорит Малькович. – Когда он приезжал в Афины летом, чтобы согласовать условия контракта, то отказался проходить предсезонку, сославшись на усталость после сезона в НБА. Уилкинс никогда не видел таких тяжелых тренировок. В качестве отмазки он постоянно использовал ингалятор. Я спросил у него: «Что это за херня?». Он ответил: «Коуч, у меня астма, я не могу тренироваться вместе со всеми». Чего-то я не слышал, чтобы в НБА он жаловался на астму. Тогда я ему дал наставление: «Если ты зарабатываешь 3,5 млн в год, то должен заткнуться и выполнять все, что тебя просят».

Звездный баскетболист был в шоке от такого обращения. Первым делом он набрал своего бывшего партнера по «Бостону» Дино Раджу, который играл под руководством Мальковича в «Югопластике». Раджа посоветовал Доминику пойти на уступки и действовать по правилам тренера, потому что Боза точно не отступит и будет всячески портить ему жизнь.

«Тренировки были сумасшедшие, очень длинные и зачастую не имели никакого отношения к баскетболу, – вспоминает Уилкинс. – Малькович говорил, что я врал ему насчет астмы, но болезнь была документально подтверждена. В жарких Афинах у меня разыгралась аллергия. Тренер мне сразу не понравился. Серб – неплохой специалист, но в НБА с таким подходом к тренировкам не продержался бы и месяца».

Несмотря на все пропуски тренировок, Доминик в большинстве матчей выглядел как инопланетный монстр из «Космического джема». Обыграть «Пао» с ним на площадке не представлялось возможным. Среди маленьких европейцев он смотрелся мощным центровым с арсеналом разыгрывающего. Данки, средний бросок, трехочковый, дриблинг, проход под кольцо, штрафные, борьба за подбор – во всех этих компонентах Уилкинс был лучшим баскетболистом Европы. Проседала разве что игра в защите.

Малькович учил Доминика выкладываться в обороне подобно тренеру колледжа, воспитывающего первогодку. При атаке серб специально держал Уилкинса на периметре, зная, что его сильной стороной является игра в «краске». Стоило американцу промазать три броска, как он тут же присаживался на скамейку. Несмотря на статус одного из лучших исполнителей штрафных в мире, легкий форвард никогда не пробивал технические фолы. Наставник одновременно критиковал звезду НБА за отвратительную защиту и в то же время бросал его под лучших атакующих игроков соперника. Малькович делал все, чтобы превратить жизнь Доминика в кошмар и наказать его за непослушание.

«Вот такие психологические методы он использовал, чтобы заставить меня лучше играть в обороне, – вспоминает баскетболист. – Я говорил ему: «Коуч, послушай, я играл в лучший баскетбол, который когда-либо видел свет, против лучших баскетболистов, которые когда-либо жили на этой планете. Поверь, я знаю, что делать». Но он не хотел меня слушать. Он не слушал своих игроков».

Вскоре ко всем проблемам с тренером добавилось и недовольство жены жизнью в Греции. В результате у Уилкинса начали сдавать нервы. Во время одной из игр местного чемпионата он подрался с соперником прямо на площадке.

К концу 1995-го года отношения между Уилкинсом и «Панатинаикосом» накалились до предела. В декабре баскетболист пережил худший месяц в жизни. Сначала его матери потребовалась операция, и он был вынужден провести в США десять дней, пока она не оправится после хирургического вмешательства. Через неделю после того, как Доминик вернулся в Афины, его отец впал в диабетическую кому. Баскетболист снова сел на самолет и три дня провел в больнице с больным папой.

В такой тяжелый для семьи Уилкинса момент владелец «Пао» и тренер поставили перед ним жесткий ультиматум – либо американец тащит свой зад в Мадрид на важнейшую игру группового этапа Евролиги, либо остается в США навсегда и прощается со своими деньгами.

Доминик оставил отца, сел на ближайший рейс и прилетел в Мадрид за несколько часов до игры с «Реалом». К ужасу баскетболиста, Малькович оставил его вне состава и впаял штраф в размере 50 тысяч долларов. Греки победили в том матче без своего лучшего игрока и финишировали на третьем месте в группе. Американец был раздавлен и уничтожен.

«Ко мне отнеслись как к дерьму. Я не могу это забыть и виню их всех в смерти отца. До сих пор этот гнев живет в моем сердце, – спустя десятилетия вспоминает Уилкинс. – Когда я остаюсь в одиночестве, вина за смерть папы съедает меня изнутри и душит за горло. Если они не рассчитывали на меня в этом матче, то зачем тогда я спешил? Мой отец умер через несколько дней. Возможно, если бы я остался с ним, то это могло продлить ему жизнь. В тот момент я был полностью опустошен».

Уилкинса не отпустили даже на похороны, а через две недели пришла еще одна жуткая новость – его бабушка также умерла от диабета.

Не расклеиться окончательно ему помогала поддержка фанатов «Панатинаикоса». Конечно, многие из них отвернулись от американца после травли в прессе, исходящей от руководства клуба, но кто-то выбрал сторону Уилкинса и не дал кумиру замкнуться в себе. Он никогда не покидал арену без подарка – каждый раз болельщики дежурили у входа и передавали ему очередной сувенир.

«В каком-то матче я был не в форме, играл ужасно, у меня не шел бросок и настроение было отвратительное, – говорит Уилкинс. – В концовке я просто сидел на скамейке и ждал финальной сирены, как вдруг весь стадион начал распевать мою фамилию. Когда меня выпустили на последние секунды, и я отметился первыми очками, трибуны отреагировали так, как будто мы только что выиграли Евролигу. Для меня это было величайшим ощущением в жизни. Я никогда не испытывал ничего подобного».

В тот момент Доминик решил доиграть сезон не для владельца, партнеров или тренера, а для фанатов.

Настоящий Уилкинс проснулся к финальному матчу Кубка Греции, который состоялся в феврале. «Пао» переиграл «Ираклис» со счетом 85:74 и завоевал первый титул в сезоне. Доминик доминировал в той встрече на обеих сторонах площадки. Его полное превосходство над соперником пришлось признать даже Мальковичу.

«Как мне ни прискорбно признавать, но Уилкинс в одиночку выиграл для нас этот титул, показав выдающийся баскетбол, – говорит наставник. – Соперники дабл-тимили его, но он даже не замечал сопротивления. Доминик читал каждый экстра-пас при розыгрыше пик-н-роллов, перехватывал мяч и мчался наказывать соперника убийственным данком. У меня не было ни одного нарекания к нему».

Следующий великий перформанс американца пришелся на третий, решающий матч четвертьфинала Евролиги. «Панатинаикос» и «Бенеттон» обменялись победами в серии. Итальянцы раздавили греков на своей площадке и легко выиграли бы очередную схватку, если бы в составе «Пао» не выступал монстр из далекой-далекой галактики. 26 очков и 7 подборов Уилкинса позволили хозяевам вырвать тяжелейшую победу.

Когда казалось, что лучше сыграть уже невозможно, Доминик выдал самый памятный индивидуальный перформанс в истории Евролиги. К сожалению для российских болельщиков, пришелся он на полуфинальный матч с ЦСКА. В той встрече поразили даже не цифры Уилкинса (35 очков и 8 подборов), а те моменты, в которые он совершал экстраусилия. Стоило «армейцам» уйти в отрыв на старте игры – 18:12, как американец выбросил треху. За несколько секунд до конца первой половины счет был равный, но Доминика это не устраивало, и он совершил подбор в атаке и исполнил энд-уан.

После большого перерыва легкий форвард набрал первые пять очков в четверти, и вот отрыв греков достиг уже восьми очков. Дальше американец пресекал любой намек ЦСКА на клатч. Когда российский клуб сокращал отставание хотя бы до семи очков, Уилкинс тут же забивал очередной энд-уан. Остановить его без фола было невозможно, а с линии он реализовал все 13 бросков. Итоговый счет – 81:71 в пользу «Пао».

В драматичном финальном матче с «Барселоной» (67:66) Уилкинс оформил дабл-дабл (16 очков и 10 подборов), принес «Пао» первую победу в Евролиге и завоевал титул MVP. Тот успех был запятнан судейским скандалом – последняя атака греков после подбора в нападении длилась 31 секунду, а Стоян Вранкович заблокировал бросок Хосе Антонио Монтеро уже после касания мячом щита, но американца все это волновало в последнюю очередь. Завоевание первого клубного трофея в родном Париже придало смысл всем его страданиям в Греции.

«Когда мы приземлялись в Афинах, мне показалось, что аэропорт горит. Там было множество фанатов с фаерами, хлопушками и прочей пиротехникой. В тот момент я пребывал в эйфории. Я лишний раз убедился, что у «Пао» самые фанатичные и безумные болельщики во всем мире», – делился впечатлениями после исторического успеха Уилкинс.

Эйфория от победы в Евролиге довольно было выветрилась, а вот ненависть к тренеру и руководству греческого клуба остались. Владелец «Панатинаикоса» Яннакопулос грезил треблом. К двум трофеям он хотел добавить и успех в чемпионате Греции. Для этого команде нужно было обыграть «Олимпиакос» в финальной серии. В тот момент Уилкинсу пришла в голову гениальная идея.

Доминик отомстил бизнесмену, отняв у него игрушку, которую тот уже положил себе в карман. Почувствовав недомогания и отголоски старых травм, баскетболист вернулся домой в США прямо по ходу серии. Американец не просто не стал выходить на паркет через боль, а даже не уведомил руководство о своем отъезде. Без него «Пао» проиграл злейшему врагу несколько матчей подряд, в том числе и решающую пятую встречу с унизительным счетом 38:73. Конечно, Уилкинс рисковал заработком, но красивый понт дороже денег.

«Панатинаикос» подал в суд на баскетболиста. Его попытались уличить в нарушении контрактных обязательств. Конкретно в том, что он трижды самовольно покидал расположение команды и предоставлял фейковые данные о своих травмах. Судебное разбирательство началось за несколько дней до того, как греки должны были выплатить легкому форварду аванс в размере 1,75 млн долларов за следующий год. Несмотря на все доводы врачей греческого клуба, Уилкинс легко мог доказать наличие травмы. К концу сезона у баскетболиста действительно обострились старые повреждения. Поражение в суде не было на руку владельцу «Пао». Скандал нанес бы огромный ущерб его деловой репутации в США, чего он ни в коем случае не хотел допустить.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Яннакопулос признал, что его хорошенько поимели, отозвал иск, пошел на мировую и выплатил американцу не только аванс, но и все оставшиеся деньги, которые причитались по контракту. Грек заплатил такую цену за то, чтобы остаться рукопожатным в мировых бизнес-кругах. Через пару месяцев ему нужно было заключать сделку с американской фармацевтической компанией Merck, и кейс Уилкинса он использовал, как подтверждение собственной чистоплотности. 

Больше Доминик в Афины не возвращался. Контракт с «Панатинаикосом» был расторгнут.

Что было после «Панатинаикоса»?

По возвращении из Европы Уилкинс подписался на ветеранский минимум с «Сан-Антонио». Он впервые в карьере играл в баскетбол за смешные 247 тысяч долларов в год. Генеральный менеджер Грегг Попович был в восторге от этого подписания.

«Нам необыкновенно повезло, что мы смогли подписать баскетболиста уровня Уилкинса на ветеранский минимум, – говорил Поп. – Его опыты и умение завершать атаки помогут нашей команде».

В начале сезона тяжелейшую травму получил лидер «Сперс» Дэвид Робинсон. Из-за повреждения он был вынужден пропустить всю регулярку. В его отсутствие Уилкинс стал главным скорером команды, набирая в среднем 18,2 очка за игру. И это при том, что в большинстве матчей баскетболист выходил со скамейки.

«Он постоянно ерзал задницей на скамейке. Для него эти ощущения были в новинку, – продолжает Попович, возглавивший «Сан-Антонио» по ходу сезона. – Как будто он выпил много кофе или что-то в этом роде… Доминик сидел в запасе и жаждал ворваться в игру. Мы помогали ему привыкнуть к этому. По влиянию на игру его можно сравнить с Ману Джинобили. Оба этих баскетболиста давали нам энергию со скамейки. Уилкинс засунул недовольство себе в жопу и продолжал набирать очки как сумасшедший».

«Сан-Антонио» провалил сезон, заняв предпоследнее место на Западе. Тем не менее Уилкинс был лучшим игроком команды и рассчитывал на повышение зарплаты. «Сперс» же отказались нагружать ведомость весомым контрактом 37-летнего ветерана и не стали продлевать соглашение с баскетболистом.

«Шпоры» хотели меня, но у них не было денег, – говорил Доминик. – Дело не в моем раздутом эго, а в уважении к тому, что я проделал за годы своей карьеры. После всего этого тяжело играть на ветеранском минимуме. Я не хочу слышать про мой возраст. Для великих спорстменов годы не играют никакой роли. У меня есть драйв, страсть и самоотверженность. Я люблю эту игру».

Отсутствие интереса со стороны клубов НБА подтолкнули баскетболиста на новый  переезд в Европу. «Фортитудо» предложило ему самую большую зарплату в Старом свете – 4 млн долларов за два года. В Италии рассчитывали, что второе пришествие Уилкинса в Евролигу станет таким же успешным, как и первое, но они просчитались. Слишком уж вымотали ветерана переезды через Атлантику, семейное горе, болезни и неопределенность с будущим. Годы начали брать свое.

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Доминик впервые столкнулся с серьезными проблемами со здоровьем именно в Италии. Да, он перенес разрыв ахилла, но тут речь зашла о чем-то более серьезном.

«Помню, как я сидел в одном из итальянских ресторанов после игры, – вспоминает Уилкинс. – Я сел на стул и никак не мог подняться с места. Трясся, ужасно потел – мне было 38 лет. Я списал все это на возраст, но понимал, что это не очень нормально. В любом случае я проигнорировал это. Стоило мне съесть что-то сахаросодержащее, как я тут же приходил в порядок. Тогда я еще не мог провести параллель между моими симптомами, болезнью мамы и смертью отца и бабушки от диабета».

Во многом из-за проблем со здоровьем и физических недомоганий баскетболист выглядел в Италии худшей копией себя образца выступлений за «Пао». Поражение от «Киндера» в финальной серии национального первенства и в четвертьфинале Евролиги – явно не то, на что рассчитывали в «Фортитудо», приглашая звезду НБА. 37-летний Уилкинс был не готов противостоять противникам уровня праймового Предрага Даниловича и Радослава Нестеровича. 

В конце сезона стороны расторгли контракт по обоюдному согласию. Доминик вернулся в США, где объединился со своим братом Джеральдом в «Орландо» и провел 27 посредственных матчей. После отчисления из «Мэджик» у легкого форварда обнаружили диабет – он был вынужден завершить игровую карьеру.

На вопросы журналистов «Советовал бы он другим звездам НБА переезжать в Европу?» американец без раздумий отвечает: «Нет!».

«Я играл в Греции, там хороший баскетбол, но если речь заходит о деньгах и лучших контрактах, то переезд в Европу этого не стоит. Ситуацию, когда хорошие игроки принимают решение уехать из НБА, можно описать фразой: «С глаз долой, из сердца вон». Это импульсивное решение, о котором вы потом тысячу раз пожалеете. Поверьте, переезд в Старый свет – плохая идея».

«Виню «Панатинаикос» в смерти отца». Что делал лучший данкер НБА в Европе

Что касается отношений с бывшими работодателями, то на владельца «Пао» Павлоса Яннакопулоса Уилкинс не держит зла. После смерти бизнесмена в 2018-м году он дал развернутое интервью на эту тему.

«Я хочу почтить его память. Не оплакивать или впадать в уныние, а отдать ему дань уважения. Нужно продолжать строить его наследие. Это самый главный способ упокоить его душу. Мир навсегда запомнит то, что он сделал для «Панатинаикоса» и мирового баскетбола. Вся семья «Пао» будет скучать по нему. Я надеюсь, что последователи Яннакопулоса сделают хотя бы половину из того, что сотворил этот человек. Если они приложат должные усилия, то клуб будет и дальше процветать».

А вот бывшего тренера Божидара Мальковича Уилкинс так и не простил. В интервью американец отказывается говорить о сербском специалисте, называя его последним лжецом и лицемером.

Фото: paobc.gr; panathinaikoskosmos.com; Gettyimages.ru/Mike Powell; gazzetta.gr; REUTERS/AI Project, Brian Snyder, Srdjan Zivulovic

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

20 + 5 =