Заслуженный тренер Татьяна Тарасова пришла в программу «Нескучная классика» на канале «Культура» и рассказала о роли музыки в фигурном катании.

Мы посмотрели и выбрали главное из беседы.

«Мечтала о программе на 6-ю симфонию Чайковского, но у меня не было таких сильных фигуристов». Тарасова – о музыке в спорте

– Под какую музыку вы в свое время катались?– В основном под классическую. А потом я посмотрела фильм «Серенада солнечной долины». Это всем известная музыка, целое поколение на нем выросло. И мы стали кататься под «Чаттануга Чу-чу». Этот фильм перевернул мое представление о том, какая музыка бывает. Я под эту музыку выиграла первенство СССР среди юниоров.– В 19 лет вы получили травму. Это была большая драма?– Очень! Я вообще не представляла себя некатающейся, неслышащей музыку… Сейчас не люблю смотреть, как я каталась, потому что если бы мне кто-нибудь сказал тогда… Понимаете, мы многому учились сами. Не знали хватов, ломали себе кисти, не знали, как надо сидеть на руке в паре. Делали тысячи подъемов для того, чтобы понять – как.

«Мечтала о программе на 6-ю симфонию Чайковского, но у меня не было таких сильных фигуристов». Тарасова – о музыке в спорте

И если бы кто-нибудь тогда сказал мне вытянуть колени или что нога идет неправильно назад… Но этого никто не говорил, и поэтому мы делали так, как мы делали. Вот чемпионат Европы. Платье сшито мной лично, украшено мной лично. Сделано из папиного тренировочного костюма. Чистая шерсть. И бабушка, конечно, кроила. Из 24 пар мы тогда были шестыми.– Папе (хоккейному тренеру Анатолию Тарасову – Sports.ru) нравилось как вы катались? Делал замечания?– Нет, у нас это было не принято абсолютно. Он был занят, мы это хорошо понимали. Он не видел, как я каталась ни на чемпионатах Европы, ни на чемпионатах мира. Ему было некогда, и никто на это не обижался.– Он как-то сказал вам: «всегда выходи на лед в коньках». И вы запомнили это на всю жизнь.– Это очень важный момент. Я сняла коньки только в 60 лет после операции. Я не понимаю, как сейчас молодые тренируют, выходя на лед без коньков. Этого не может быть. Это же быстрое передвижение – ты ездишь за учениками, говоришь им что-то.

«Мечтала о программе на 6-ю симфонию Чайковского, но у меня не было таких сильных фигуристов». Тарасова – о музыке в спорте– В балете все движения поставлены точно в музыку. А в спорте?– Если брать именно спорт высших достижений, то не просто элементы, а даже суперэлементы ставятся абсолютно в музыку, потому что музыка увеличивает эффект от исполнения. В музыку делать элемент сложнее, можно отвлечься. Когда я выбираю музыку, то действительно ее вижу.

Без музыки придумать движения невозможно. Если ставишь какой-то элемент ультра-си, то ты ставишь его, конечно, в музыку. Делаешь специальные подходы, чтобы в нее попасть. – Если составлять рейтинг музыкальных произведений на льду, то все боролись бы за второе место, потому что на первом однозначно «Кармен».– Конечно. В нашей сборной только в этом году под «Кармен» катались Максим Ковтун – четырехкратный чемпион России, Михаил Коляда, всем известный… По способностям. И Алина Загитова. Вот так выбрали. Хотя бывают, что все «Кармен» проваливаются. Я всегда хотела поставить «Кармен». Сначала я ставила ее Бестемьяновой и Букину. И мы выиграли чемпионаты Европы и мира. Мне казалось, что их характеры подходят к этой музыке. И мне очень хотелось поставить эту программу, потому что музыка меня будоражила. – Ваши ученики участвовали в подборе музыки?

– Они всегда обижались. Не потому, что я с ними не советовалась. Но… Я придумывала направление на каждый сезон. Я выбирала из лучших. Но когда я приходила к какому-то решению, то уже практически его не меняла. И мои фигуристы никогда не возражали. И это было правильно. Им сейчас, может быть, обидно, но они все-таки были соучастниками. Эта музыка спустя месяцы тренировок становилась их, а не моей.

Когда я работала, то не просто шла на тренировку, а каждый день туда бежала. Бежала, чтобы не опоздать. Я любила прийти на тренировку рано, чтобы видеть, с каким настроением мои придут, с каким лицом, и как они скажут «здравствуйте», и как они поздороваются друг с другом. И по этому картинка тренировки мне уже бывала ясна. Мальчики вообще другое дело. Они у меня были выдающиеся, и Кулик, и Ягудин. Они говорили: «Вот я сам и берите меня всего, отвечайте за все». Они знали, что я не сделаю плохо. Танцоры тоже, но они просто обижались. Уже потом, когда они стали взрослыми. Из-за того, что не участвовали в творчестве. Но они принимали как исполнители.

«Мечтала о программе на 6-ю симфонию Чайковского, но у меня не было таких сильных фигуристов». Тарасова – о музыке в спорте

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

– Кулику вы тоже ставили программы под классическую музыку.– Да, я ее слышу хорошо, она у меня раскладывается в голове на отдельные детали. Мне хорошо на нее придумывается. Та программа Кулика в Нагано-1998 была настолько отрепетирована, что он не сорвал ни одного прыжка. Мальчик в желтой рубашке.

Илья Кулик – наш таинственный чемпион: обыграл Плющенко с Ягудиным, а потом сбежал от Тарасовой

– Бывало ли у вас такое, что вы поставили номер, приехали на соревнования и услышали такую же музыку у других?– Знаете, меня это не волновало. Так обычно не было, но это другой взгляд, другая концепция, другая постановка, это даже другая музыка, потому что могут быть разные исполнители. Меня это никогда не волновало, потому что я знала, что мы лучше всех.

А многие одиночники вообще сами себе выбирают музыку. Мы не можем у них висеть на ушах и говорить: «Вот это не бери, ее уже Марьиванна взяла». Не пойдет это. Поэтому берут ту музыку, которая сегодня тебя волнует. На которую у тебя есть энергия, которую ты чувствуешь. Ее звук отдается у тебя в сердце. Я, например, не беру музыку, если она во мне не откликается и не звучит.

«Мечтала о программе на 6-ю симфонию Чайковского, но у меня не было таких сильных фигуристов». Тарасова – о музыке в спорте– Во всех хореографических постановках присутствует либретто. Есть ли оно у фигуристов?– В основном у всех есть история. Кто-то не обращает на это внимание, но спорт высших достижений – это когда у тебя и музыка, и исполнение, и сюжет совпадают. Когда каждый шаг тебе рассказывает об этой музыке. Ты не можешь сделать просто дорожку шагов… Ты каждый элемент подбираешь под музыку, и когда услышишь совпадение звука и движение конька – это высший разряд. – Катались ли ваши ученики из разных поколений под одну музыку?– Ну Рахманинова я повторяла. Рапсодию на тему Паганини, для Бестемьяновой и Букина писалась программа. Потом я в один год ее ставила олимпийской чемпионке Шизуке Аракаве, я видела ее перерождение из более или менее способного человека в гения. Я взяла ей эту музыку. Куски были другие, но все равно что-то совпадало. Это совершенно не было похоже.

– Есть ли у вас любимое произведение, на которое хотели бы поставить программу, но так и не получилось?– У меня есть музыка, под которую всегда хотелось поставить программу. Это шестая симфония Чайковского. Я не ставила ее, потому что у меня не было такой сильнейшей пары, которая могла бы передать весь трагизм.

Мне может хотеться многого, но я работаю с живыми людьми и вижу их возможности. Есть такая музыка, до которой чтобы дотянуться… нельзя упасть. Даже если ставишь ее выдающемуся человеку, который крутит все четверные – он может упасть, а этого нет в музыке. Они должны работать как циркачи под куполом цирка – они не должны сорваться.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Юрий Долягин, Дмитрий Донской, Антон Белицкий; Gettyimages.ru/Doug Pensinger

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 − восемь =