Арина Соболенко – о работе с Дмитрием Турсуновым и травле в комментариях

Арина Соболенко готовится к старту турнира в Санкт-Петербурге. Первый круг 20-летняя белоруска пропускает как высоко сеяная, а матч второго раунда проведёт в четверг против бельгийки Элисон ван Эйтванк. Сначала на пресс-конференции, а затем в беседе с корреспондентами «Чемпионата» Аринара ссказала, почему довольна сотрудничеством с Дмитрием Турсуновым, углубилась в детали подготовки к новому сезону, а также ответила на вопрос, возможна ли дружба между теннисистками в WTA-туре.

  • Сетка турнира в Санкт-Петербурге

–Арина, вы несколько дней провели в Санкт-Петербурге. Что успели посмотреть? –Несколько дней –это мало сказано. Я тут уже, наверное, неделю. В эти дни я была в процессе подготовки к турниру, и пока не нашла временипогулять по Питеру.Очень люблю этот город, мне приятно находиться здесь, и чуть позже я начну осматривать достопримечательности. –Вы вошли в топ-10 и теперь пропускаете первый круг. Ощущаете дополнительное давление? –Не знала, что буду пропускать первый круг. Не чувствую давления – почемуоно должно быть? Не нужно думать о том, что кто-то чего-то от тебя ждёт, если ты думаешь об этом, твоя игра тут же рассыпается. Нужно просто играть в свою игру. – Ваша первая соперница определялась в бельгийском дерби. Что вы можете сказать про Элисон ван Эйтванк? –Я только помню, что мы с ней играли на траве в прошлом году. Это была Мальорка, она выиграла в трёх сетах. Она непростой игрок: с хорошей подачей и агрессивным теннисом. Но пока в аналитику так сильно не углублялась. –Не так часто вам удаётся играть так близко от родного города. Кто-то приехал вас поддержать? –Я приехала со всей семьёй, в полном составе (смеётся). Конечно, приятно играть ближе к дому, тут и атмосфера более родная. – Хотелось бы побольше «домашних» турниров? –Да, конечно! Сейчас я наслаждаюсь происходящим: погода как дома, близкие рядом. Не чувствуешь такую отдалённость от семьи, как это происходит практически 7-8 месяцев в году.

–Вы часто говорите о своём тренере Дмитрии Турсунове. Что нового он привнёс в вашу игру, как изменился ваш характер и настрой? –Ох, непростой вопрос. Когда мы только начали работать вместе, он мне многое объяснил: и тактические аспекты, и психологические. Дмитрий внёс большой вклад в моё развитие, так что благодаря ему я стою так высоко в рейтинге.

– Вы говорили, что именно благодаря атмосфере внутри команды ваши результаты пошли вверх. Как у вас получилось найти взаимопонимание? –Я придерживаюсь такой мысли, что без доверия не будет нормальной работы и результата. Я доверилась Дмитрию, слушала все его указания. Ну и плюс я сразу увидела, что это работает, и доверять стало ещё легче. Поначалу было так: он говорит, я делаю. Естественно, в какие-то моменты в любых командах бывают случаи, когда игрок где-то отключается, не слушает тренера, но я ценю усилия Турсунова, и стараюсь слушать его всегда. Ну и есть такой момент, что на корте он был такой же, как я. Мы оба эмоциональные, а ещё, на мой взгляд, у нас похожий стиль игры – агрессивный, нацеленный на атаку. Он знает, как достучаться до меня: что сказать, чтобы я послушала, какие слова подобрать, чтобы вывести из какого-то состояния по ходу матчей. В этом плане Дмитрий тонко меня чувствует. – Сразу ли вы поняли его необычный юмор, близок ли он вам? –Да, практически сразу. Я считаю его человеком с очень хорошим чувством юмора, так что и в этом плане у нас полное совпадение. В какие-то моменты это помогает отвлечься от тенниса, потому что невозможно всё время думать только о нём. Бывает, голова начинает вскипать от того, как много тенниса в твоей жизни, и доля юмора вносит какой-то позитив.

– Перед тем, как вы начали работать с Турсуновым, вашим тренером был Халил Ибрагимов. В чём принципиальная разница в работе с этими людьми? –На самом деле, разница колоссальная. Во-первых, Халил в принципе человек не из мира тенниса, в том смысле, что никогда не играл на каком-либо уровне. Ну и из этого вытекает второе: у него нет многих методических знаний в области тенниса, нет тактического видения игры, которое могло бы помочь мне прогрессировать дальше.

– Как вы готовились к новому сезону? Повлиял ли как-то изменившийся статус, и изменился ли сам процесс подготовки? –Да, я поменяла подготовку, в частности, сменила тренера по ОФП. Решилась на этот шаг, потому что передвижение по корту – это один из компонентов игры, который мне нужно улучшать. Так вот, я сменила фитнес-тренера, и это уже начало приносить результат. Мои движения на корте стали более «теннисными», мои мышцы в порядке, и я чувствую себя гораздо лучше. На этой волне я выиграла турнир в Шэньчжэне, но вот в Мельбурне не сложилось. Предсезонка – это всегда сложно, особенно, когда меняешь привычный расклад, нервничаешь, выходишь из зоны комфорта. Пожалуй, это не самая приятная часть спортивной карьеры. – Дарья Касаткина говорит, что во время предсезонки чувствует, что перегружается, из-за чего потом в Австралии возникают проблемы. У вас не было чего-то похожего в этом году? –Нет, у меня совсем другая история. Если бы я перегрузилась, я бы не смогла взять титул в первую неделю сезона. Соответственно, дело не в этом. Я сама чувствую, что тут другая причина. К сезону меня подводили так, чтобы я чувствовала себя хорошо, ну и, собственно, всё получилось. В Мельбурне я выступила не так успешно, потому что столкнулась с проблемами ментального характера. – У вас часто спрашивают про «коучинги» с Дмитрием Турсуновым, потому что это интересует публику. Насколько вы сами чувствительны к этим комментариям и обсуждениям людейсо стороны? –Интересно, конечно, посмотреть, почитать о себе. В основном, я получаю негативные комментарии, на которые стараюсь не обращать внимания. Когда ты проиграешь, тебя заваливают совсем гадкими вещами, и это даже смешно, потому что люди не понимают, как много ты работаешь, как много усилий ты прикладываешь. Ты боролась, но у тебя не получилось победить, и люди пишут, что ты ни о чём. Иногда мне просто интересно спросить: «а чем вы занимаетесь, и чего достигли?» Хотя иногда бывают и положительные комментарии, которые вызывают смех и поднимают настроение. Их интересно читать, люблю юмор.

– В конце прошлого года вы боролись за попадание в Сингапур, но в итоге чуть-чуть не хватило. Как вы восприняли эту ситуацию? – Если честно, я настолько себя загнала с этим Сингапуром, что в конце сезона не могла свободно играть те турниры, от которых многое зависело по распределению очков. Конечно, я расстроилась, но ведь жизнь на этом не заканчивается. Дай Бог, у меня ещё будет много шансов попасть на Итоговый турнир, поэтому я просто подумала: «Ну, ладно, не в этом году». – Не пытались найти в этом какой-то позитив? Что-то в духе «уйду в отпуск голодной до больших побед». – Нет, я так не подумала, потому что мне нужно было ещё поехать на Малый итоговый турнир в Чжухай, а он проводился на неделю позже основного. Если руководствоваться этой логикой, то лучше бы, конечно, было сыграть в Сингапуре и раньше начать отдыхать. – Возможна ли дружба между теннисистками в WTA-туре? Пару лет назад вы говорили, что нет, а сейчас ваше мнение изменилось? – Непростой вопрос в том плане, как трактовать слово дружба.Я думаю, что невозможно в наших условиях быть лучшими подружками. А вот что касается общения, то здесь никаких преград. Мы можем вместе посмеяться, обсудить что-то, но всё ограничивается только теннисом и поверхностным общением. Но чтобы куда-то поехать вместе или делиться чем-то сокровенным, нет, такого не бывает. Ну, это я про себя говорю, а у кого-то может всё по-другому.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 × 2 =